Подводишь пишется с мягким знаком

Упражнение в написании слов с удвоенными согласными

подводишь пишется с мягким знаком

Начнем с мягкого знака: в настоящем и будущем временах в окончании 2-го лица единственного числа. Валя Денисов удивительно мягкий, вежливый, на первый взгляд даже какой- то Имя каждого человека пишется с большой буквы. А Бурлаков, как мне кажется, знаком с ним давно и много чего о нем знает. Мы выходим во двор, и я подвожу Ингу к скамейке, где сидит со своим журналом Лена. Буква ь пишется внутри слова не после приставок для отделения в произношении согласной от следующих за нею и, е, ю, я, например: карьер, вьюн.

Но чтобы вам была ясна наша работа, тоже, конечно, в первом приближении, имейте в виду: Нам приходится самим все обнажать, никакой Иртыш нам тут не помощник. Я не могу удержаться от иронии. Мне не нравится его пренебрежительный тон. Но отчаяние этого парня так глубоко, что он ничего не замечает. Стиснув зубы, он стонет, как от сильной зубной боли, машет рукой и отходит к темному окну. И я тут же забываю о своей обиде, во мне снова вспыхивает злость.

Заплаканные, напуганные горничные тоже. И дежурная по этажу. Но это уже совсем другой случай, чем вчера. Увидя меня, она почему-то обрадовалась. Мы переходим с ней в кабинет администратора на том же этаже. Красива она, между прочим, чертовски. Костюм облегает ее формы так, что я стараюсь глядеть ей только в. Но и в глазах этих можно запросто утонуть.

И улыбается она мне так, что я вспоминаю знаменитую новеллу, где герой все искал веревку от колокола, чтобы прогнать беса. Татьяна Ивановна, она просит называть ее Таня, умоляюще складывает на груди розовые ручки с длинными перламутровыми ногтями и говорит: Вы такой милый, такой интеллигентный. И вы все можете, я знаю… Я… я вам буду… Она уже готова броситься мне на шею или что-то в этом роде. В общем, вся эта песня мне знакома. Расчет тут детски наивен и в то же время удивительно нахален.

Всякое мне уже предлагали, почему-то полагая, что я непременно должен дрогнуть и послать ко всем чертям свои принципы, не говоря уже о служебном долге. Я говорю с подчеркнутым дружелюбием: Она, слегка опешив, испуганно смотрит на меня, закусив нижнюю губку, и даже слезинки в уголках ее глаз как-то незаметно высыхают.

Человек он живой, остроумный, так ведь? Все мужчины себя так ведут. Разговор постепенно приобретает иной, нужный мне характер.

Я ее незаметно втягиваю в такой разговор. Она уже кое-что забывает и кое-что вспоминает о. Нельзя только сбиться с этого тона. Она легко может снова вспомнить, что забыла, и забыть, что вспомнила. Однажды у меня был уже такой случай. Та женщина тоже попросила поговорить наедине.

Пешковский А. М. Наш язык. Ч. 1 : Книга для учителя. — б. г. — Электронная библиотека ГНПБУ

А потом разорвала на себе кофточку и еще что-то и объявила, что сейчас начнет кричать, если я не сделаю то, что она просит. И у меня будут большие неприятности, потому что я, мол, пытался использовать свое служебное положение. Это была уже почти истерика. Честно вам скажу, я тогда просто опешил. Как я затем нашелся, до сих пор не пойму. Никогда еще со мной такого не случалось.

Я спокойно улыбнулся и сказал, чтобы она кричала погромче, потому что всем будет интересно на нее посмотреть.

Впрочем, некоторым будет и противно, но смотреть. Я это так сказал, что она вдруг расплакалась, конечно от досады, от злости, но кричать, представьте себе, не стала.

Поэтому сейчас я очень внимательно слежу, чтобы такого сбоя не случилось, и деловито, требовательно говорю: И она вспоминает внешность этого человека, одновременно наполняясь естественным негодованием против него и все больше забывая роль, которую она собиралась сыграть в разговоре со. Она еще не стыдится ее, нет, она просто ее забывает.

Правописание мягкого знака

Я же, в свою очередь, испытываю немалое облегчение от всего этого, а главное, убеждаюсь, что она описывает того же самого человека с портфелем, о котором не пожелала вспомнить вчера малосимпатичная Маргарита Павловна, но которого вспомнили и швейцар, и одна из горничных. Так вот каков этот прохвост! Он просто стоит у меня перед глазами, невысокий, худощавый, изящно одетый, густые черные с проседью волосы зачесаны назад, брови почти сошлись на переносице, тонкий прямой нос, яркие губы и огромные выразительные глаза, перед которыми, как и перед его обволакивающими манерами, некоторые женщины просто не в силах устоять.

Словом, я теперь вижу этого человека и знаю его метод. Это ужа немало, совсем немало. Домой я возвращаюсь опять около часа ночи. На следующий день я еду в отделение. Правда, Кузьмич меня не гонит, но и не очень возражает.

Хотя видно и невооруженным глазом, что дело по краже из магазина, которое он с меня не снял, и подозрительные действия Кольки Быка, разобраться в которых тоже осталось за мной и Игорем, беспокоят Кузьмича куда больше, чем эти две кражи в гостиницах.

Тем не менее мы с ребятами добросовестно штудируем все добытые данные, обсуждаем возможные версии о том, кто мог быть этим неизвестным преступником и где его надо искать. Надо прямо сказать, что мы не очень-то серьезно относимся к этому делу и двигаемся вперед как бы на первой, ну, в крайнем случае, на второй передаче. И не только потому, что у каждого из нас это дело далеко не единственное и от всех остальных никто нас освобождать не собирается.

Приемы тут известны, пути тоже, и хоть один из них должен дать результат. Никуда этот тип от нас не денется. Надо только раскачать и двинуть вперед громоздкую и мощную машину розыска.

Я возвращаюсь к себе в отдел часа в два, и мы с Игорем даже благополучно успеваем пообедать в соседней диетической столовой. А в конце дня я уезжаю в магазин, где произошла кража, чтобы еще раз осмотреть подсобное помещение. И вот тут-то… Словом, звонит Игорь прямо в магазин и говорит таким ликующим голосом, что у меня замирает дух. Черт возьми, думаю, уж не присвоили ли мне наконец очередное звание? Ходили ведь такие слухи после того, как мы вернулись с Игорем из Окладинска, А что?

Но Игоря не проведешь. Слышу, усмехается в трубку. Ты посмотри, время-то уже около семи. Так что новая кража тебя ждет. Я, знаете, чуть со стула не упал, честное слово. Но сам уже чувствую: А Игорь уже деловито добавляет: Так что давай жми. И я все бросаю и жму. Даже такси хватаю от злости. Конечно, все гостиницы в городе ребята предупредить еще не успели. Ведь решение было принято только сегодня утром, после второй кражи.

И телефонограммой такое не сообщишь. Это же, кроме всего прочего, просто вызов нам! Мне кажется, что, когда поймаю, я ему такую жизнь устрою, что чертям тошно станет. Конечно, если бы меня кто-нибудь в этот момент спросил: Действительно, допрошу голубчика по всем трем кражам, вежливо допрошу, уличу, если станет отпираться, в данном случае уличать, Слана богу, есть. Следователь наш, конечно, подключится. Собственно, он уже в курсе дела, Саша Грачев. И в суд голубчика. Но сейчас меня никто ни о чем не спрашивает, и я даю волю своим чувствам, я киплю.

Он у меня снова стоит перед глазами, этот тип, в своем коричневом плаще, коричневой шляпе, с черным большим портфелем в руке.

Улыбается своими огромными наглыми глазами. Черные с проседью волосы зачесаны. Я уже нисколько не сомневаюсь, что эту третью кражу совершил тоже он, этот тип. И тут я начинаю улавливать кое-какие просчеты в нашем плане, вернее, пробелы. Кое-что мы, пожалуй, не учли. Он же вон какой воспитанный и ловкач каких поискать. Но вот и гостиница. В огромном шумном вестибюле меня уже поджидают. Гостиница расположена на их территории. Поднимаемся на четвертый этаж.

Первое, это запасной ключ в дверях номера. Второе… Впрочем, до второго даже не надо докапываться. И еще плачет в номере красивая седая женщина, известная актриса из Ленинграда.

Но вот кораллы, подарок покойного мужа, и ключ, старинный бронзовый ключ, сувенир великого города певцов, преподнесенный ей во время гастролей за рубежом! И еще я вижу, как нервничают ребята.

И при этом делают промахи. Тут надо следить внимательно. Надо собрать как можно больше фактов, подробностей, причем постараться осветить те же позиции, что и в первых двух эпизодах. Например, поскольку известно время его появления тогда, надо установить время и. Кажется, он появляется в одни и те же часы. Или, допустим, коробочка конфет, которую он неизменно преподносит. Первый раз это была клюква в сахаре, потом изюм в шоколаде, теперь опять клюква в сахаре.

Он явно покупает их где-то по дороге. Причем клюква в сахаре бывает далеко не во всех магазинах, я по опыту знаю, Светка обожает эти конфеты. Над этим тоже стоит подумать. Или еще интересная подробность: Мужчины сейчас редко пользуются одеколоном, а уж в таком количестве тем. В первый раз неизвестно: А вот Татьяне Ивановне он представился как научный работник, даже намекнул на особую секретность своих изысканий.

Представляю, как у этой дурочки округлились. Знал, мерзавец, что ей загнуть. А ведь анекдоты рассказывал пошлейшие. По одному этому можно было догадаться, какой он научный работник. Но Татьяне Ивановне это было, конечно, не под силу. В этот же раз он представился инженером из Ростова, ищет товарища, тот письмо от жены должен привезти. Очень он, видите ли, по жене скучает, по деткам. Даже сообщил, что у старшей дочки печень больная, и он с большим трудом здесь лекарство ей какое-то нашел, и вот с приятелем переслать хочет, поскольку сам в Москве задерживается.

Трогательно так рассказывал, и Пелагея Васильевна, старшая горничная, от души ему посочувствовала. Фантазия, надо сказать, работает у него здорово. Наверняка тут же импровизирует, причем вдохновенно.

Таким образом, и рассказы его, как видите, представляют определенный интерес. Все эти соображения я и выкладываю на следующее утро нашему Кузьмичу. Игорь на этом совещании тоже присутствует. И еще несколько сотрудников из отделений, которые с самого начала к этому делу подключились. Кузьмич слушает внимательно, хмурится и, надев очки, какие-то пометочки себе делает.

А когда я кончаю, спрашивает: Под тон к плащу и шляпе. На пальцах что есть? В магазинах вокруг гостиниц не спрашивали, были там такие конфеты или нет? Кузьмич кивает головой и начинает утюжить ладонью свою макушку. Я на минуту задумываюсь, потом отвечаю: Никого ни о чем не спрашивал, прямо к лестнице шел.

Кузьмич на его замечание не реагирует и снова спрашивает: Я прекрасно помню свой разговор с тем швейцаром. Толстенный такой дядя с великолепной бородой. Глаза внимательные, острые, хоть и не видно их почти из-за лохматых бровей. Я его дотошно расспрашивал, меня самого очень интересовало, как этот тип выходил. Поэтому рассказываю я обстоятельно, есть тут что отметить. Почему ему так показалось, швейцару? Медленно, говорит, так спускался, тяжело. И даже вроде бы толще. Всем присутствующим ясно, что это может означать, и никто уточнять не собирается.

Этого гуся надо поймать. Для начала должен сообщить. Что ж, придется, видимо, заняться этим делом вплотную. Я ни минуту не сомневаюсь, что мы того волка обложим и куда-нибудь он свою лапу да сунет.

Для этого есть, знаете, вполне надежные средства. Вот ему, к примеру, надо же продать краденые вещи. Комиссионные магазины, скупки, рынки — это все мы перекроем, будьте спокойны. Чем меньше город, тем скорее он там погорит на сбыте краденого. Что же ему остается? Ну, допустим, начать знакомым продавать. Но порядочный человек вещь с чужого плеча не купит, да еще, очевидно, краденую.

Впрочем, есть, конечно, некие темные личности, которые, может быть, и купят. Но мы тоже кое-кого из них знаем и за ними приглядываем.

Словом, мы закинем сеть с достаточно мелкими ячейками, можете не сомневаться. Но сидеть на берегу и ждать мы, естественно, не будем.

Пешковский А. М. Наш язык. Ч. 1 : Книга для учителя. — б. г.

Мы начнем поиск и в другом направлении. Что касается примет, то ведь где-то и кто-то все же должен его знать, правда? Не в безвоздушном пространстве человек живет. А где его знают, это приблизительно представить себе. Скажем, в каком-нибудь НИИ его вряд ли знают.

На крупном заводе. В школе или институте тем. К тому же учтите время совершения преступлений. Среди дня, если помните. И обеденного перерыва тут не хватит. К тому же руки… Кузьмич не случайно о них спросил, умница он у нас все-таки. И я сразу после совещания к Татьяне Ивановне съездил. Она, конечно же, внимание на это обратила. Не те руки оказались. Чистые, розовые, без единой мозольки. И кольцо с камнем. Такое кольцо на мужской руке многое рассказать.

Но есть в огромном городе и другие места, где он наверняка появляется. Он человек общительный, он и гульнуть наверняка любит. Вот где-то там и кто-то там знать его. А мы прикинем, где именно, нам это особого труда не составляет. Не первого же ловим. Вот все эти, да и некоторые другие рычаги я и привожу в действие со своими ребятами. Должен вам признаться, что в тот день я ждал вечера с немалым напряжением.

Черт его знает, не выкинет ли этот тип еще один номер. Все-таки вот уже три дня подряд я вечера провожу в гостиницах. И когда стрелка часов стала подползать к шести, я почувствовал, что начинаю нервничать. Появилось, знаете, такое ощущение, что уже пора куда-то мчаться, что уже что-то такое непременно случилось. Не буду вас томить. В тот вечер ровно ничего не случилось.

Я даже как-то удивился, знаете, когда вдруг взглянул на часы и обнаружил, что обычное для этого сигнала время, безусловно, прошло, а мне мчаться сломя голову некуда и вроде бы я даже никому не нужен. Сам себе не веря, я предупреждаю дежурного, что ухожу, благо уже часов девять вечера. Дежурный, тоже уже настроенный всей этой кутерьмой с гостиницами на самый тревожный лад, на всякий случай осведомляется, где я в течение вечера буду находиться. Больше всего мне хочется находиться в одном доме на Кропоткинской улице, но ужасно неловко срываться с места при каждом телефонном звонке — к Светке, между прочим, подружки звонят непрерывно, по любому пустяку, я уже не раз обращал ее внимание на это — так вот, дергаться при каждом звонке, как вы понимаете, радости мало.

А если придется срочно уматывать, это будет просто трагедия. Тем более что мне предстоит, как я понимаю, серьезный разговор насчет концертов в прошлом, настоящем и будущем.

Словом, ехать сейчас в тот дом на Кропоткинской просто опасно для жизни, будущей. И потому я, вздохнув, называю дежурному свой собственный адрес, который он, кстати, знает и без.

Но деликатно отмалчивается, делает для солидности какой-то росчерк на листке бумаги и провожает меня сочувственным взглядом. Тем не менее, как я уже говорил, вечер прошел спокойно.

Никто меня, как ни странно, не потревожил. Домашние мои, тоже уже привыкшие за эти дни к моим ночным возвращениям, поглядывают на меня весьма настороженно, но вопросы задавать опасаются, по-моему, из чистого суеверия. Мама почему-то затевает вдруг печь пирог, пока мы с отцом играем в шахматы. А когда мы садимся ужинать, отец с самым беззаботным видом предлагает выпить по рюмке водки.

Я замечаю их приподнятое настроение и вполне его разделяю. С утра мы продолжаем налаживать сложную машину розыска. Для этого приходится исписать гору бумаг, повидаться с уймой людей, причем самых разных. А вечером… представьте, снова ничего такого не происходит. И так целую неделю. Неужели этот тип испугался? Притаился, ушел на дно и где-то тихо пускает пузыри в болотной траве?

Поиск ничего не дает. Молчит и спецсвязь с другими городами. Между прочим, молчит и Кузьмич. Но я-то знаю, что он беспокоится и ждет не меньше. И я ему через день докладываю о ходе дела.

На третий или четвертый раз он мне говорит: Я же тебя не вызываю Сиди себе спокойно и работай. Ищи и думай, понял? Легко ему говорить, у него нервов. И еще я жду, каждый день жду новой беды. И ничего с собой не могу поделать. Парапсихологи, я читал, давно бьются над научной основой этого странного явления, хотя объяснить его никому еще, кажется, не удалось. Но что само явление существует, в этом я лично убедился.

Так вот, предчувствие меня не подвело. Реальность даже превзошла все мои худшие опасения. Но я начну по порядку, хотя самое главное произошло позже. Как вы знаете, у нас в Москве октябрь бывает очень разный. Бывает роскошный, действительно эдакое возвратившееся бабье лето.

В парках и садах буйство красок, от пурпурно-красных кленов, ярко-желтой листвы берез до черно-зеленых елей, и переливов между этими красками множество. И над всем этим бледно-голубое, тихое, ласковое небо. И честное слово, в такие дни люди становятся лучше, спокойнее, даже как-то добрее. Но бывает и совсем другой октябрь, разбойничий какой-то, враждебный. Все голо кругом, деревья серые, мокрые, без единого листика, давит холодное, свинцовое небо, сыплет мелкий, противный дождь, свистит ледяной ветер, гонит мокрую грязную листву.

И вы ощущаете все время какое-то беспокойство, раздражение, которое не в силах подавить. Вот такой октябрь и наступил. И на душе у меня невозможно муторно. Светка сидит в своем музее, клещами ее оттуда не вытащишь, а вечерами пишет какие-то отчеты.

Правда, дуться она на меня перестала. Как ни странно, помогла последняя кража из гостиницы. Когда я ей про ту актрису рассказывал, Светка чуть не плакала, и, мне кажется, я в ее глазах даже вырос. Более того, Светка начала требовать от меня раскрытия этих краж с такой горячностью, что наш Кузьмич по сравнению с ней стал казаться мне скромным агнцем. Светка мне просто житья не дает с этими кражами. Хорошо еще, что я маме этот случай не рассказал. А то бы и дома покоя не было, это уж.

Вообще, женщины почему-то воспринимают такие истории слишком болезненно и одновременно чересчур воинственно — подай им немедленное возмездие, и. И вот кончилась третья неделя — бац! На следующий день снова кража! На третий день еще! И опять тихо… Первая из этих краж произошла во вторник. Психологически она была для меня самой тяжелой.

Я почему-то про себя считал, что этот негодяй не осмелится больше на что-либо подобное. Хотя всякие неясные предчувствия меня и одолевали, как вы помните. Но оптимистическая моя натура все же не допускала такой дерзости с его стороны.

Мои опасения сосредоточивались вокруг всяких сложностей с расследованием этого дела. Они успели забыть о нашем предупреждении, и уж тем более выветрились у них из памяти приметы того человека. Я приезжаю в гостиницу как на место собственного преступления. Ключ от номера, оказывается, украден, дежурной по этажу была преподнесена очередная коробка конфет.

Это, между прочим, уже иная коробочка, не то что раньше. Кстати, мы выполнили совет Кузьмича. Но ни в одном магазине вокруг тех, прежних, гостиниц коробочек с клюквой в сахаре не оказалось. Мы дотошно проверили и магазины вдоль всех основных транспортных магистралей, ведущих к этим гостиницам. И тоже ничего не нашли. Мы сделали даже еще. Мы побывали во всех райторгах, и нам сказали, что в указанные дни ни один магазин не торговал коробочками с клюквой в сахаре.

Где этот тип их добывал, так и осталось невыясненным. Ну а на этот раз он запасся какими-то заурядными шоколадными конфетами, которые имелись во всех магазинах города. Стоили они, кстати, значительно дороже.

Дежурная по этажу оказалась, между прочим, весьма симпатичной женщиной, молодой, изящной, приветливой и к тому же умницей и вполне откровенным человеком. Этот прохвост со своими конфетами не произвел на нее ровно никакого впечатления, кроме брезгливого недоверия. Конфеты она отвергла, комплименты тоже, и ничего бы у него не получилось, если бы не чистая случайность: Алла Васильевна кинулась к ней, вот тогда-то он и утянул ключ.

И сразу ушел, даже не оставил конфеты. Жившего в номере человека он обокрал, как всегда, дочиста.

подводишь пишется с мягким знаком

К несчастью, тот почему-то оставил в ящике стола билет и деньги на обратный путь, так что ему даже уехать в свой Челябинск было не на. Хорошо еще, что помогло предприятие, куда этот человек приехал в командировку. Я специально звонил. Полдня, между прочим, потратил, пока уломал замдиректора. И что дома у него денег в данный момент нет, это тоже ни в каких инструкциях не предусмотрено.

Я в таких случаях просто зверею. Но я с этой историей провозился чуть не до вечера. А потом… помчался на новую кражу, в другую гостиницу. Вторая кража отличалась от предыдущей только тем, что ему не удалось довести дело до конца — помешала горничная.

Ему пришлось удирать из номера раньше времени. И осуществил он это, надо сказать, ловко. И то, что в номере побывал вор, выяснилось только через полтора часа, когда пришел хозяин. Я еще не знал, что нас ждет на третьей краже. Но у меня уже лопнуло терпение. И я решился на довольно рискованный эксперимент. Это было на следующий день после второй кражи. В то утро меня вызывает к себе Кузьмич.

Вид его ничего хорошего не сулит. Кузьмич сидит хмурый, как туча, и энергично потирает ладонью затылок.

подводишь пишется с мягким знаком

Как-то странно взглянув на меня, он спрашивает: Я ничего такого не знаю. Я только что пришел на работу, и наш секретарь отдела Галочка не успела мне вручить еще ни одной бумаги. По чужому паспорту, краденому. Дежурный в тот же вечер организовал проверку.

Приметы той женщины имеются. В общем, на читай. Он протягивает мне бумаги. Я их тут же, у его стола, проглядываю. Внимание мое привлекают приметы женщины. Мне начинает казаться, что я ее знаю. Но раньше времени мне говорить об этом Кузьмичу не хочется.

Мало ли что мне может показаться. Это была моя первая ошибка. Распишись только у Гали. Другой начальник требует одного: А вот Кузьмич нам внушает: Семь раз подумай, один раз беги, понял?

Дело в том, что есть у меня один знакомый. Мне его арестовывать пришлось. На очередном допросе он и говорит: И в Москву вернусь. Поможете мне тогда новую жизнь начать, а?

Человек вы не потерянный. Но чтоб в колонии первым. А вот помочь мне потом нелегко будет, гражданин начальник. Видимо, доверие я у него вызвал, даже, я бы сказал, симпатию. Это, знаете, всегда между людьми взаимно получается.

  • Конспект урока по русскому языку по теме " Мягкий знак на конце имен существительных"
  • Как пишется «дашь»?
  • Как правильно пишется слово подводишь?

Если уж нравится вам человек, то каким-то образом и вы ему тоже нравитесь. Я это давно заметил. Вот так и с этим парнем. Взгляд его мне понравился сперва. Не бегает, не ускользает, прямой взгляд. А он мне и говорит: Я уже знал, что это жена. Бабенка действительно такая, что поискать. Другой бы, знаете, что-нибудь придумал, чтобы свое мужское самолюбие не уронить, А этот. Вы только, гражданин начальник, к ней не цепляйтесь по этому делу.

Такой, знаете, откровенный разговор у нас получился с Пашкой. И вот ушел он отбывать свой срок. Написал мне из колонии через полгода. Все у него, мол, хорошо идет. Иначе в нашем деле. Мне этот парень понравился, хоть и немало натворил. У меня и в самом деле надежда есть, что из него толк выйдет. И, думаю, не ошибаюсь. Поговорил только с ней серьезно, предупредил. Красивая, между прочим, деваха, высокая, статная, на смуглом лице черные брови вразлет, глаза горячие, дерзкие, а зубы, когда улыбается, просто не зубы, а жемчужины, одна к.

Ослепительная у нее улыбка. Работает мотористкой на трикотажной фабрике. Я и там насчет нее кое-какие справки навел. И по месту жительства. Но слово, данное Пашке, держу. И в письмах ему кое-что о ней сообщаю, конечно, такое, чтобы не волновать. Потому что уйти он от нее не сможет, это мне ясно. Тут по-другому надо действовать. Это я ему тоже осторожно в письмах внушаю. Короче говоря, вот об этой самой Варваре я и вспомнил, когда приметы той женщины прочел.

Но сначала надо было проделать одну несложную операцию: Опознают они в ней ту женщину, которая платье сдала, или. Причем показал не одну ее фотографию, а нескольких женщин, приблизительно схожих между. Там двое эту женщину запомнили: Я их по очереди приглашаю в отдельный кабинет, с понятыми, все как полагается, и фотографии показываю. Приемщица сразу опознает Варвару. Я, между прочим, заметил: Мужчина лучше местность, дорогу запоминает, а женщина обстановку, людей.

Чем это объяснить, не знаю, но факт, Особенно хорошо женщина запоминает женщину. А заместитель директора, пожилой мужчина с брюшком и черными, навыкате глазами, эдакий, знаете, весельчак и выпивоха, долго перебирал фотографии — я там красоток подобрал что надо — и не очень уверенно, но все-таки тоже на Варвару указал, Так что сомнений у меня не осталось.

После этого я прямо к ней домой и поехал. А вдруг, думаю, застану. Раз она вчера вечером в магазин пришла, значит, в дневную смену работала. Так, может, сегодня в вечернюю идет?

Живет Варвара в одном из арбатских переулков, в старом многоквартирном доме, на первом этаже, и вход туда отдельный, из подворотни, очень, как видите, удобный вход. Кто-то еще задолго до Пашки сообразил отделить часть большой коммунальной квартиры и проделать отдельный вход. Поэтому кухонька там получилась не ахти какая и санузел тоже, но зато своя однокомнатная квартира, что ни говорите.

Приехал я туда часа в два. Сразу, конечно, к Варваре не пошел, понаблюдал некоторое время за ее окнами и подворотней. Дело в том, что занавески на окнах оказались задернутыми, вот что меня удивило. Если она была дома, то зачем бы ей при электрическом свете сидеть? А если ушла на работу, то утром, как встала, тоже естественно было бы занавески отдернуть. Словом, почему-то мне это все не понравилось. Подождал я еще немного и решил все-таки зайти.

Темный такой тоннель, длинный, грязный, так что и нужную дверь-то не сразу увидишь. Еще раз звоню, понастойчивей. И вот наконец слышу шаги, тяжелые шаги, мужские. Ладно, думаю, поглядим, что у Варвары за гость. Не только в книгах ведь бывают неслыханные удачи. А человек между тем цепочкой погремел и спрашивает густым таким недовольным басом: На пороге стоит здоровенный рыжий парень, без пиджака, галстук набок съехал. Глаза у парня чуть осоловелые, сразу видно, выпил.

Эх, Варвара, Варвара… Между тем парень, набычившись, стоит в дверях, смотрит подозрительно, даже враждебно. Что ж, конечно, не очень вовремя я пришел. Но отступать уже поздно, да и незачем. Этот парень мне ни к чему. Я бы другого тут хотел встретить, если уж на то пошло. В этот момент появляется и Варвара. На ходу двумя руками поправляет свои роскошные черные волосы. С вызовом говорит, дерзко и улыбается ослепительной своей улыбкой.

Парень недовольно засопел, но посторонился и за мной дверь на все замки запирает. В комнате относительный порядок: На столе всякая закуска стоит, но ни бутылок, ни рюмок не. Горит свет, душно, накурено. Варвара с виду нисколько не смущена, держится свободно и чуть насмешливо.

Выдержке ее позавидовать можно, ведь догадывается, конечно, что не зря я пришел. Толик нехотя выполняет ее приказ и сам тоже садится, стул жалобно скрипит под его тяжестью. Парень, между прочим, явно не Спиноза, соображает туго и в ситуации никак разобраться не может: Ну что ж, соображай, милый, соображай, это иногда полезно.

Я прошу разрешения закурить, потом говорю: Как, думаю, живет наша Варя. И тоже ей улыбаюсь. Он горит желанием выкинуть меня за дверь. Пришел какой-то пижонистый парень и ведет себя так, словно он сто лет Варвару знает. А знать Варвару и не крутить с ней — это у Толика в голове никак не укладывается. И потому он начинает ко мне задираться. Его, наверное, парни побаиваются, силища-то в нем бычья. Вот он и привык полагаться на.

Тем более что ничем другим природа его, к сожалению, не одарила. И мы с Варварой обмениваемся понимающими улыбками. Это Толику уже совсем не нравится. Но Толик понимает ее так, что она считает его пустым хвастуном, и решает показать свою мужскую твердость. Меня такой Оборот дела вполне устраивает. Ведь если дойдет до конфликта, то Варвара будет, конечно же, на моей стороне. Не дурочка она, чтобы из-за этого битюга со мной ссориться. Да и не очень-то она его высоко ставит, как я вижу.

Тихомирова содержатся предпосылки для решения важной педагогической задачи воспитания мышления, способного открывать новое. Для практики обучения особенно важно то, что мышление не может быть сведено к функционированию уже готовых знаний. Рубинштейн выдвинул требование раскрыть мышление, прежде всего как продуктивный процесс, способный приводить к новым знаниям, исследовать его активный, творческий аспект.

В ходе исследований было выявлено, что наиболее ярко продуктивные процессы мышления выступают при постановке и решении человеком различных проблем, выдвигаемых жизнью: Это подтверждается тем, что проблемность - неотъемлемая черта познания, так как наличие проблем, проблемных ситуаций обусловлено всеобщей взаимосвязью и взаимообусловленностью в мире.

Включение познаваемого объекта в новые системы связей и отношений с другими объектами позволяет открывать в нем новые свойства и признаки [16, 62]. Следовательно, организация самостоятельного поиска учащихся в процессе обучения создает оптимальные условия и для усвоения новых знаний, и для развития мышления.

Недопустимо механическое понимание процесса усвоения знаний, потому как такое усвоение знаний, совершенно игнорирует собственную мыслительную работу ученика [15, 60].

Злым ветром

Проблемная ситуация, стимулируя мыслительную деятельность учащихся в процессе учения, помогает обеспечить то деятельное состояние моз-га, которое является необходимым условием для образования новых связей, в связи с этим рассматривается как одно из главных условий возникновения познавательной потребности, так как она помогает учащимся осознать тему урока в учебной деятельности, специально для этого организуемой учителем.

Главное преимущество такого осознания в отличие от простого словесного разъяснения учителя заключается в том, что проблема не ставится извне, а возникает у самого школьника в процессе его работы. Это ведёт к тому, что мотивы ученика совпадают с целью решения проблемы. И деятельность ученика приобретает активный, целенаправленный характер [4, 23]. Зинченко показывают, что при создании проблемных ситуаций процесс запоминания оказывается наиболее эффективным.

У школьников активизируется познавательная установка, что особенно важно при объяснении нового материала на уроке.

Применение на уроке системы проблемных задач и вопросов, требующих сознательных усилий и активных поисков, создаёт, по мнению П. Зинченко, условия рационального использования непроизвольной и произвольной памяти учащихся в обучении [23, 39]. В исследованиях, проводившихся под руководством Н.

Костюка, изучалась эффективность различных путей обучения. Учёные пришли к таким выводам: По мнению многих исследователей, проблемное обучение является одним из наиболее эффективных путей умственного развития школьников, развития их самостоятельного, творческого мышления А.

Пути и способы создания различных форм проблемных ситуаций на уроках Опыт показывает, что имеется уже свыше 20 классификаций проблемных ситуаций. Психологический подход осуществлен А. В зависимости от того, какой из структурных компонентов действия будет представлен в проблемной ситуации как неизвестное, возможны три достаточно общих класса проблемных ситуаций [13, 45]. В соответствии с этим А. Матюшкин характеризует данный класс проблемных ситуаций как теоретический [13, 38].

Большинство грызунов питаются твердой растительной пищей, которую они отгрызают и перетирают зубами. Чем объяснить, что у бобра, который всю жизнь точит стволы деревьев, зубы не уменьшаются и не тупятся на протяжении всей жизни?

Проблемные ситуации этого рода широко представлены при усвоении многих предметов, предполагающих формирование у учащихся достаточно сложных способов выполнения тех или иных действий языковых, математических операций, многих практических умений и двигательных навыков.

Сюда также относятся ситуации, возникающие в процессе обучения общим и специфическим способам решения задач в различных учебных предметах [19, 67]. Нужно выделить в слове корень. На основе словообразовательного анализа дети приходят к новому способу выделения корня в сложных словах.

Ситуации этого рода чаще всего рассматривались при изучении формирования навыков, то есть на различных этапах тренировки усвоенного действия. Особенно часто ситуации этого рода встречаются при обучении профессиональным навыкам, когда необходимо предусматривать не только основные способы выполнения профессиональных действий, но и все те условия, в которых придётся их выполнять [19, 78].

Показания термометра в воде отличаются от показаний температуры после извлечения термометра из воды. Во время нахождения водного термометра вне воды, он дает показания температуры воздуха. Такая типология позволяет создать систему последовательных проблемных ситуаций.

Все типы проблемных ситуаций имеют различное дидактическое назначение. Так, ситуации первого класса теоретические используются при усвоении новых знаний. Проблемные ситуации второго класса находят применение, если неизвестным является способ выполнения действия. Функциональное основание в данной классификации очень важно, так как помогает выявить особенности и виды проблемных ситуаций в зависимости от специфики учебного предмета.

Принципиально новым в этой классификации является выделение в качестве оснований достигнутого учащимися уровня развития и интеллектуальных возможностей ребенка. Это позволяет учитывать возрастные и индивидуальные возможности учащихся и тем самым способствовать их развитию. Учет интеллектуальных возможностей позволяет анализировать условия возникновения и решения проблемных ситуаций. Не менее важен для педагогической практики и гносеологический подход к классификации проблемных ситуаций.

Сторонники такого подхода предполагают их классификацию как различных типов противоречий в познавательной деятельности учащихся С. Кудрявцевым предложено в основу проблемных ситуаций поло-жить принцип несоответствия или противоречия в структуре имеющихся у учащихся знаний, умений, навыков [21, 65]. Несоответствие, доходящее иногда до противоречия, возникает: Мальчик записывал математические выражения к заданиям: У него получились вот такие записи: Дуб Какие звуки по порядку мы слышим, произнося это слово?

Сравните со звуковым составом слова. Учащимся предлагается изобразить в тетради яблоко, карандаш в натуральную величину. Затем учитель дает задание изобразить дом в натуральную величину. Так как это невозможно, учащиеся под руководством учителя приходят к выводу, что необходимо использовать масштаб. Эти типы проблемных ситуаций получили наибольшее распространение в практике обучения.

Махмутов, предлагая классификацию, исходящую из источников противоречий в учебной деятельности школьников, выделяет три рода противоречий: Наиболее общие дидактические способы создания проблемных ситуаций, которые могут быть использованы при изучении различных предметов, намечены С.

Эти исследователи рассматривают различные способы предъявления задания. Использование указанных классификаций помогает учителю избрать конкретные пути создания проблемных ситуаций на уроке. Учитывая, что противоречие составляет основное звено проблемной ситуации, можно рассматривать некоторые общие пути и способы создания проблемных ситуаций, получившие наибольшее распространение в практике обучения, как способы заострения противоречий в сознании учащихся.

Проблемная ситуация возникает, когда учитель преднамеренно сталкивает жизненные представления учащихся с фактами, для объяснения которых у школьников не хватает знаний, жизненного опыта. Преднамеренно столкнуть жизненные представления учащихся с научными фактами можно с помощью не только опыта, но и рассказа об интересном факте, опыте.

Как правило, это связано с экскурсом в историю науки. В результате происходит не только усвоение новых знаний, но и формирование познавательной потребности, без чего невозможно успешное обучение, развитие мышления учащихся.

Преднамеренно столкнуть жизненные представления учащихся с научными фактами можно и с помощью различных наглядных средств, с помощью практических заданий, в ходе выполнения которых школьники обязательно допускают ошибки.

Это позволяет вызвать удивление, заострить противоречие в сознании учащихся и мобилизовать их до решения проблемы. В школьной практике широкое применение получили проблемные ситуации, возникающие при несоответствии известного и требуемого способов действия.

Учащиеся сталкиваются с противоречием в том случае, когда их побуждают выполнять новые задачи, новые действия старыми способами. Поняв несостоятельность этих попыток, они убеждаются в необходимости овладения новыми способами действия.

Правила написания мягкого знака ь

Проблемную ситуацию можно создать, побуждая учащихся к сравнению, сопоставлению противоречивых фактов, явлений, данных. В процессе создания проблемных ситуаций важно помочь учащимся увидеть противоречия в самом изучаемом явлении, сопоставить их, что дает возможность не только глубже постичь суть изучаемого, но и прийти к серьезным мировоззренческим выводам.

Проблемные ситуации возникают и при столкновении противоречивых мнений великих людей, учёных, писателей. Сравнение можно использовать на уроках очень широко, привлекая не только тексты художественных произведений, документы, высказывания критиков, писателей, ученых, но и разные виды искусства. Однако не всякое задание на сравнение и сопоставление способствует возникновению проблемной ситуации.

Многие из них остаются на уровне обычных логических заданий.