Один день під знаком добра

Website is not available

Пользователь Кира Ноткина задал вопрос в категории Добро пожаловать и получил на него 1 ответ. Твір Роздум На Тему Мій День Під Знаком Доброти . то время я публиковал один за другим очерки о фронтовиках Навоийской области. Твір На Морально Етичну Тему Мій День Під Знаком Доброти Добро — светлое и приятное чувство, которое дарит улыбку, приносит радость. . пусть даже он пьяный, остановится хоть один человек, заглянет.

Спасибо, дорогие дети, за письма, я вижу, что вы очень любите своего дедушку, нашего дорогого братика, молодцы! Валера, наш сын он учится в машиностроительном институте в Запорожьесегодня нас фотографировал. Если получится хорошо, вышлем. А сейчас смотрела свой альбом и решила послать вам две фотографии.

На одной я и Алеша и наш сын Валера, когда его провожали в ряды Советской Армии. На другой — однажды на праздновании Дня Победы возле памятника погибшим воинам.

Директора нашей школы зовут Владимир Григорьевич Пазуха, очень хороший и как учитель, и как человек. Я написала статью о нашей маме, ее напечатали в районной газете, ее высылаю. Целуем вас всех крепко. В нашей районной газете напечатали статью о встрече с ветеранами и о тебе, о том, что ты нашел тот дом. Приезжай, родной, ты к нам, а потом мы приедем.

Напишу тебе, как мы празднуем День Победы. Сидим сейчас все вместе с дедушкой твоим за праздничным столом: Алеша, Галя, Марина, Мария и. Оказалось, что та маленькая девчушка, что была с нашей мамой, наша соседка. Тогда ей было пять лет. Но она очень мало помнит войну. Взрывы бомб, стрельбу она помнит, как немцы стреляли в корову.

Сейчас нам очень хорошо. Ведь мы все вместе родственники, роднее всех на свете. Говорим обо всем, не наговоримся, все вспоминаем. Они присланы Жуманиязу Хаитову, его жене, сыну, внукам. Этих писем, открыток, телеграмм за три года у него набралось более сотни. Они хранятся у него дома в специально для них отведенном ящике вместе с семейным альбомом. Каким образом оказались там, за тридевять земель от Дебаланда, близкие родственники Жуманияза Хаитова, его братья и сестры?

Может быть, кто-то из нуратинской семьи нашел любовь на земле запорожской? Или кому-то из семьи Панченко довелось скрепить брачный союз с кем-либо из Хаитовых, встретившись на узбекской земле? Письма сугубо семейные, с рассказами о родителях и детях, бабушках и внуках, о делах такого свойства, которые не могут интересовать людей посторонних, они могут быть написаны только родственникам.

Писем от родных. Между тем ни в каком паспортном, что называется, родстве никто из украинских адресатов с Жуманиязом Хаитовым никогда не состоял, не состоит и.

Более того, знаком Жуманияз с ними всего три года. А первая встреча произошла восьмого мая го, в канун летия Победы, когда Жуманияз Хаитов, бывший пехотинец 6-го стрелкового полка, приехал в Верхний Токмак, получив нежданно-негаданно вот такое послание: Приглашаем Вас на праздник, посвященный летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Просим Вас прибыть мая. Если нужно Вас встретить, телеграфируйте свой выезд. Как умеют красные следопыты выискивать воинов в самых дальних уголках страны, это только им одним известно.

Сказать по правде, Жуманияз вначале толком и представить себе не мог, где этот Верхний Токмак и как туда добираться. Это уже позже родственники с Украины напишут ему: Ехать тебе лучше всего на Запорожье. Ты едешь из Навои в Москву, а из Москвы на Запорожье.

Но это будет годом позже, когда Жуманияз приедет в Верхний Токмак второй. А в первый раз он добирался, как оказалось, посложнее: Это было 8 мая года. Такси подрулило к школе.

Он вышел в тюбетейке, сразу видно. Навстречу девочки с цветами. Потом устроили в гостиницу. Номер - люкс, со всеми удобствами. Были и земляки из Узбекистана.

Освобождал эти места Жуманияз в году, в мае. Когда подошли к тому селу, необходимо было знать, какая в нем обстановка, мною ли немцев. Он по-пластунски пополз к ближайшему оврагу. За оврагом была неглубокая речушка.

Миновал ее и наткнулся на огород. Мирная картинка, хорошо ему знакомая по родным местам, на грядках помидоры. Метрах в пятидесяти от огорода крестьянский, добротно сложенный домик.

Вдруг он увидел, что прямо на него, словно из-под земли явившись, идут три немца. Огнем из автомата Жуманпяз заставил фашистов залечь и упрятался зa бугор. Он должен был срочно скрыться. Здесь он увидел женщину и рядом с ней девочку лет пяти-шести. Он рванулся к одной из дверей хаты, но женщина расставив руки, преградила ему дорогу: Там живут немецкие офицеры!

И повела его на другую половину дома. Не растерявшись, женщина приказала ему лезть в духовку большой печки. Он залез, она закрыла духовку матрацем. Если бы Жуманияза нашли, эту женщину и ее детей расстреляли. Немцы вошли в хату, начали искать, но никого не обнаружили. Поорали, затеялась перебранка с ними у хозяйки.

Потом фашисты, видимо, ругали друг друга. Жуманияз слышал это из духовки. Потом он услышал выстрел. Сердце, как ему показалось, остановилось. Но вот все стихло. Из духовки выдернули матрац. Оказалось, что, уходя, немцы со злости застрелили корову. Когда стемнело, женщина собрала в узел хлеб, помидоры и, как сейчас помнит Жуманияз, четыре картофелины.

Спросила, кто он. Перед тем, как провести его за хату, она на каком-то листе бумаги нацарапала его адрес. Гора с горой не сходятся. Если бы в мае года украинская крестьянка Ефросинья Панченко не запечатлела па клочке бумаги адрес Жуманияза Хаитова, не было бы этой истории, этого удивительного родства, этого повествования. Но она записала, и обнаружится эта бумажка, увы, после ее смерти, через десятки лет. И никто не будет знать толком, что за адрес написан на ней, чей он, этот адрес, кому принадлежит.

И никто и не узнал бы ничего, наверное, не окажись случайно или не случайно эта бумажка в руках красных следопытов, которые дали ей, что называется, ход, обнаружив Жуманияза Хаитова в селе Дебаланд. И теперь понятно, почему он, чудом оставшийся в живых после четырех ранений, не забыл это село, хотя название в памяти стерлось.

И когда пригласили его школьники в Верхний Токмак на летие Победы, почувствовав, что это то село и есть, взял Хаитов билет на Киев. Историю эту про бойца-узбека, спасенного в печке, сельчане знали, да не могли и представить, что увидят когда-нибудь живым солдата Жору из Узбекистана. И только после того, как проехали много подворий, он вдруг воскликнул: И покатились слезы из глаз бывшего солдата.

С трудом уняв их, он огляделся. Тут грядка с помидорами. Этих людей он никогда не. Не видел и не знал, что вот сейчас, через несколько секунд они навсегда станут ему родными, близкими, побратимами. Он оглядывал хату, он что-то искал глазами, не узнавал, что-то изменилось. И наступила одна из тех минут, которые я бессилен описывать. И сколько это длилось, никто не знает. Он только помнит, что все ему говорили: И сам он, совершенно обезумевший от всего этого, не мог вымолвить ни слова.

И помнит только, что кто-то, Мария вроде бы, причитала: И еще кто-то, как о человеке, пожалел: Суровая была ей уготовлена доля, тернистым был ее жизненный путь. Замуж вышла еще перед первой мировой войной. А она жила в доме свекра и свекрови. Отец мужа не раз срывал на невестке свое зло, не раз кулаки свекра касались ее худеньких плеч. Терпела, все сносила, потому что чувствовала: Довелось матери тянуть лямку за двоих. А тут еще дети пошли. Аж семеро — четыре сына и три дочки. И радостно ей было от этого, и горько, содержать такую семью было ой как непросто.

Когда началась коллективизация, мама с отцом сразу вступили в колхоз. И хотя трудно было поначалу, но люди, идя на работу и с работы, пели песни, потому что почувствовали себя одной семьей, которой ничего не страшно. Чем только не занималась наша мама Ефросинья Тимофеевна. И со свиньями возилась, и хлеб выращивала, и в яслях за сельскими детьми ухаживала. Всюду была, где нужны были ее руки — ладные, умелые, добрые. Жизнь наладилась, достаток пришел. Пошел на фронт ее старший сын Василь. Не знала тогда мама, что никогда больше его не увидит.

А может, чувствовало это ее сердце, очень горько плакала, провожая. За Василем пошли на битву с врагом Петр и Ганка. Как она поседела за эту войну, сколько горя принесла она матери. Фашисты забрали в неволю дочь Марину и сына Григория. Не стало пятерых ее детей. Как убивалась мать, не зная, живы ли они, есть ли они на свете. Вот уже советские войска перешли в наступление. Докатился фронт и до Верхнего Токмака.

Много можно рассказывать, очень. Суть как будто передана, а сколько еще интересных деталей, штрихов. Оба раза приезжал на 9 Мая. Как встречали его, можете догадываться хотя бы по тем отрывкам из писем, что приведены вначале.

О чем речь — родной человек приехал! Это не случайно, нет тут просмотра ни автора, ни корректора. И не автором это обнаружено. Это взято даже не из писем - из жизни. Здесь перед нами пример такого удивительного, трепетного союза.

Позволю себе еще одной выдержкой из письма показать это: Письмо ваше получили, большое спасибо. Мы всегда очень рады, когда получаем от вас письма.

Мы очень благодарны тебе, Жора, что ты у нас есть, брат родной. Спасибо вам, дорогие освободители, за мирное сегодняшнее небо, за нашу счастливую жизнь, за счастье наших детей.

Спасибо узбекскому народу, что вырастил вас, таких сыновей-героев Великой Отечественной. Мы гордимся и своей мамой, простой, малограмотной женщиной, которая в трудную минуту нe растерялась, сумела уберечь тебя от фашистов, спасла тебе жизнь. Передавай привет от нас своим односельчанам, своим однополчанам. Поблагодари их от нашего имени за. Дома у нас дела идут хорошо.

Урожай в огороде очень хороший. Картошки много, луку много, и все остальное. В колхозе тоже урожай хороший, трудно было обрабатывать и убирать. Почти целое лето шли дожди. Но все же пропололи всё. А еще как не сказать, что в честь нашего земляка Жуманияза Хаитова сделана у памятника погибшим воинам в селе мраморная табличка, где написано, что он, воин из Узбекистана, - защитник села Верхний Токмак.

Ну, и еще. Кто она, Мария Емельяновна? Это та девочка пяти лет, которая была около Ефросиньи-спасительницы. Девочка, которая помнит, как немцы застрелили корову. В семейном альбоме Жуманияза Хаитова половина снимков - с Украины.

Всех своих новых родственников он так вот сразу, пожалуй, и не назовет. Их три поколения, семьи Панченко. Уже от внуков идут письма в Дебаланд. Внуки Хаитовых спрашивают почтальона: Мне кажется, здесь что-то исключительное. Переписываются с радостью, я бы даже сказал, с восторгом. Мария Трифоновна Панченко написала Хаитовым не менее сорока писем.

Вот они передо. Листая семейный альбом, Жуманияз и я вот сейчас вместе с ним задерживаем, и надолго, взгляд на лице женщины, чьим подвигом окрашено все, о чем здесь рассказано. Портрет этой женщины висит на видном месте в одной из комнат дома Жуманияза Хаитова. Жуманияз-ака называет ее, Ефросинью Панченко, своей второй матерью.

И хотя не родственники эти люди по крови, родство их иначе как кровным, не назовешь. Дружба, в нем описанная, вопреки всем перестройкам и перекройкам, продолжается по сей день. Сын Ефросиньи Петр с женой Раисой приезжали в Дебаланд, и мне довелось принять участие в съемке видеоочерка по этому поводу.

Несколько раз ездил на Украину Жуманияз. Все это удивительно, трогательно и красиво. Жуманияз Хаитов полностью посвятил себя ныне служению Аллаху. Мечеть в Дебаланде, совсем было запущенную, он превратил в настоящий храм, куда приезжают совершать обряды мусульмане не только из Узбекистана, но и из соседних стран.

И по-прежнему в одной из комнат его гостеприимного дома висят две фотографии, на одной из которых он сам, а на другой женщина в украинском платке - Ефросинья Панченко. Уни пионерлар гуллар билан арши олишди. Жуманиёз йилнинг майида бу ерларни фашистлардан озод илишда атнашганди. Бу вазифани бажариш Хайитовга топширилди. У эмаклай-эмаклай жарликка етиб келди. Уни ам ортда олдириб, экинзор олдидан чииб олди. Она юртдагидай таниш манзара. Уйда немис офицерлари яшайди, -деди ва солдатни уйнинг боша томонига бошлади.

Фашистлар уйга кириб келишди. Тинтиб чиишиб, еч кимни топиша олмади. Баириб-айиришди, уй эгаси билан жанжал илишди. Жуманиёз буларни печка ичидан эшитиб турар эди. Фашистлар жалидан аёлнинг сигирини отиб ташлашган экан. Еч ким бу адрес кимники эканлигини, унинг замирида андай воеа ётганлигини билмасди. Менинг халоскорим шу ерда яшарди! Шундан кейин юз берган олатни тасвирлашга алам ожизлик илади.

Мария увонч-у хасрат билан: Кимдир печкани яинда бузиб ташлашганларидан афсусланди. У довюрак, жонфидо аёл эди. У биринчи жаон уруши арафасида турмушга чиди. Яна бири эса збекистонда. Жуманиёз Хайитов ам уни онам, деб атайди, хотирасини албида ардолайди, расмини уйининг турида салаб келади. Бир-бирлари билан хат ёзишди. Тантанага Петя, Лена, Рая, барча таниш-билишлар ташриф буюрди. Мен ота-онамдан алоида яшайман. Сизни,бутун оила аъзоларингизни Совет Армияси куни билан чин албимдан табриклаб, узо умр, бахт-саодат, саломатлик тилаймиз.

Урмат ва этиром билан И. Алёша, Марина, Мария, Галя ва мен. Ахир бутун ондошлар топилиб. Тмишни эслаймиз, биримиз куйиб, биримиз гапирамиз. Уч йил давомида бундай хат-хабарлар, табрик, телеграммалари сони юзтадан ошиб кетди. Уй эгаси уларни махсус яшшикда оила аъзоларининг суръатлари саланадиган альбом билан бирга эъзозлаб салаб келаяпти.

Биро Украиналикларнинг биронтаси ам Жуманиёз Хайитов билан ондош эмас. Унгача андай етиб бориш мумкинлигини идрок илолмади. Кейинчалик Украинадан унга ёзишди: Навоий — Масква —Запарожье. Запарожьега билет топмасанг Днепропетровскга олгин. Бу ерда аллаачон етиб келган. Улар орасида збекистондан келган амюртлар ам бор эди.

Шанда ишлоа яинлашган у хизмат илаётган полк командири раиб жойлашуви аида маълумот топиши унга топширилди. Жуманиёз эмаклаб жарлик ва кичик дарёни кечиб деон овлисига чиди.

Аридорда ёшли изало билан аёлга дуч келди. Аммасини изил изтопарларининг ёзишмалари ойдинлаштирди. Мен унга мурожаат иламан: Жуманиёз эшикни очиб ичкарига одим ташлади. Яна бир зумда хонадагилар ариндошларга айланиши еч кимни хаёлига келмас эди. Жуманиёз атрофга боди у ниманидир идирди.

Бироз туриб дилидаги фарзни баён этди. Ёзишга ожиз минутлар келди. Биринчи жаон уруши арафсида турмушга чиди. Келинчак айнона ва кайнота билан уйда олди. Ахир айнотаси биргина ундан хафа эмаслигини тушинарди.

Сочинение мой день под знаком доброты

Бу ам увончли ам аламли эди. Ахир катта оилани эплаш осон эмасди-да! Бунга уларнинг келажакка ишонч борлиги, бирлик арор топаётганлиги даъват этарди. Ахир газета китоб эмаску! Хайитовнинг ам фамилияси бор. Яинда Жуманиёз ота яна чиройли откритка олди. У Мария Емельяновна Гончардан эди. Бу тушинарли ахир у уч авлодга мансубда!

Энди Деибаландга невараларидан хат-хабар оими келаяпти. Смирнова, сьогодення Верхнього Токмака. Да и сам Жуманияз двинулся вперед без особой досады: Быстрый, худенький, неприметный, он проскользнет ящерицей и все разведает.

Впрочем, и харчами заодно разживется. Тылы отстали, столь стремительно развивалось наступление. Но не успел солдат помидор сорвать — увидел словно из-под земли явившихся трех фашистов-автоматчиков. Спастись шансов почти не оставалось. Назад ползти — открытое место и гибель. Значит, только вперед, к дому. Рванулся к одной из дверей, но ему преградила дорогу испуганная женщина: Знал парнишка всего 18 ему исполнилосьчто если найдут его, женщину и детей ее расстреляют. Зашли немцы в хату, затеяли перебранку с хозяйкой, друг с другом.

Сердце, как показалось Жуманиязу, остановилось. Вот выдернули матрац, и не сразу поверил Жуманияз не привыкшим к свету глазам: Оказалось, немцы, уходя, со злости застрелили корову. Если бы в году украинская крестьянка Ефросинья Панченко не записала адрес спасенного ею солдата, не было бы этой газетной статьи. Правда, обнаружилась бумажка через десятки лет, после смерти Ефросиньи.

И никто ничего бы не узнал, если бы не красные следопыты, нашедшие Жуманияза Хаитова в поселке Дебаланд Нуратинского района Самаркандской области. Нежданно-негаданно получил бывший пехотинец в канун летия Великой Победы письмо с Украины, из поселка Верхний Токмак. И он прибыл в село, где когда-то, можно сказать, обрел вторую жизнь.

Нашел дом своей спасительницы. Все как было в те годы. Когда вошел Жуманияз-ака в хату, там собралась вся семья. Не видел и не знал, что станут они ему родными, близкими. Он оглядывал хату, не узнавал. Все звали его братом, родным. Особенно врезались в память причитания женщины, которую, как он потом узнал, звали Марией: Его спасительница Ефросинья Тимофеевна замуж вышла перед первой мировой войной.

Муж вернулся домой инвалидом.

Сочинение мой день под знаком доброты

Пришлось тянуть лямку за двоих. Потом пошли дети - семеро: И радостно ей было от этого, и горько содержать такую семью было ой как непросто. Жизнь все же налаживалась, но нагрянула самая страшная беда — война. Пошел на фронт старший сын Василь.

Вслед за ним покинули родной дом Петр и Ганка. И все же, когда жестокая судьба поставила Ефросинью перед выбором, между жизнью и смертью, она сделала шаг, столь естественный для ее великой души. Большой портрет Ефросиньи висит сегодня в гостиной дома Хаитовых в поселке Дебаланд. Ее дети, ее внуки, ее родственники, ее земляки пишут и пишут письма в далекий Узбекистан. В переписке сейчас участвует не только старшее поколение, но и дети, внуки. Вот письмо внуку Жуманияза - Нуриддину.

Она очень мало помнит войну. Взрывы бомб, стрельбу помнит, как немцы стреляли в корову, помнит. Это след человека в нашей общей истории,написанной миллионами таких людей, как Ефросинья Тимофеевна Панченко и Жуманияз Хаитов. Для истории осталась фотография, где снят около этой таблички, около этого камня Жуманияз со своими ближайшими родственниками с Украины. Рядом портреты Жуманияза и Ефросиньи еще в одном месте — у входа в мечеть поселка Дебаляанд. Раньше назывались разные даты ее основания.

Когда же полтора года назад хранителем святого места стал Хаитов, сразу взявшийся за наведение здесь порядка, выяснилась и истинная дата основания мечети. Так написано на камне, вмурованном в стену, но замазанном наслоениями веков. Жуманияз нашел этот камень, очистил его, и приезжавшие сюда знатоки арабского языка прочитали написанное. Еще до знакомства с Хаитовым приходилось бывать в этих местах, бродили по камням, что, говорят, знали воинов Александра Македонского, но не замечали запущенности, неухоженности, думая, что так и.

Вечные камни, лежащие под ногами, окаймляющие пейзаж, безмолвные свидетели былого, заставляли задумываться. Жуманияз как бы оживил эти камни, вдохнул в них жизнь.

Вместо разваливающейся мечети сейчас здесь добротное обновленное строение. Вместо бесплодной земли — цветущий сад. Вместо скрипучей калитки — ворота с национальным орнаментом, с резными дверями, где имя Жуманияза Хаитова.

И ещё один вечный камень влился в общую картину — на нем фамилии дебаландцев, не вернувшихся с полей сражений Великой Отечественной войны. Мысли Жуманияза о тяжелой войне, где он четырежды сталкивался с вражеским свинцом, о своей спасительнице породили в его душе желание увековечить здесь образ Ефросиньи как символ матери.

Недавно в Дебаланде побывали супруги Алексей и Раиса Панченко. Алексей — родной сын Ефросиньи. Нужно ли говорить, сколь желанными были здесь эти люди. Гости подивились одной из жемчужин Республики Узбекистан — Нурате, где косяки священной рыбы двигаются, как тени, в пронзительно чистой, прозрачной воде, побывали на развалинах древней крепости.

Подняли и выпили по пиалушке горькой за вечную память. Еще по одной — за дружбу, которую трудно вытравить из сознания тех, кто прошел военные и послевоенные годы, кто знает, как нужны люди друг другу — и в беде, и в счастье.

Душа моя, печальница О всех в кругу. Сочинение на тему мой день под знаком доброты. Мой день под знаком доброты сочинение Город и его шум Мне надо написать мой на тему: Многое из доброго мы даже не замечаем, считаем привычным, но все же каждое приятное, сказанное от чистого сердца слово радует наши сердца, дарит хорошее настроение на весь день.

Добрый человек - это не обязательно человек,который никогда,не кричит под ругается. Это человек - который в трудную минуту придет к тебе на помощь,который поддержит. Было ли у вас желание доброты и спокойствия? Мiй день пiд знаком Доброти. Слово "добро у мене P. Моё сочинение на украинский язык. Пользователь Лиза Мухина задал вопрос в категории Домашние задания и получил на мой 1 ответ.

Пришедшие на площадь ровно в часов взялись за доброты, образовав большой круг, знаком центре которого оказался Глобус Часов Мира. Данный жест послужил символическим знаком солидарности со всем сочиненьем и теми странами, в которых также проходит День доброты.

Сочинение мой день под знаком доброты.